До сих пор не удалось решить ряд стратегических задач развития страны

12 августа в 22:14

Прежде всего, нужно отметить, что Владимир Путин принял страну в абсолютно «разобранном» состоянии. Глубочайший социально-экономический кризис, региональный сепаратизм, компрадорская олигархия, криминальный беспредел, недоверие к власти подавляющего большинства населения.

Казалось, что стране уготован распад и погружение в пучину гражданского хаоса. Это были реальные ощущения начала 1999 года. Поэтому на первом этапе (премьерство + президентство периода 2000-2004 гг.) Путину приходилось выступать в качестве «антикризисного менеджера», расчищающего «авгиевы конюшни» предыдущего «демократического правления».

Конечно, были определенные объективные обстоятельства, которые играли ему на руку – массовая поддержка населением нового лидера, надежная опора на силовиков, рост цен на стратегически важные для экономики России углеводороды. Тем не менее, его управленческий курс отличался продуманностью, четкостью и эффективностью.

И здесь, прежде всего, Владимиру Путину «в плюс» можно поставить восстановление территориальной целостности страны и подавление терроризма, выстраивание жесткой и относительно эффективной «вертикали власти», оздоровление социально-экономической обстановки в стране. Одновременно подспудно начался процесс подготовки России к выходу на большую геополитическую арену.

Второй этап «эпохи Путина» (2005-2012 гг.) был связан с политикой развития России. В качестве основополагающего был определен курс инновационности, предполагавший «скачок» страны из постсоветского состояния в число развитых государств XXI века. И здесь в целом задачи также были решены, хотя и не в полной мере.

Инновационное развитие коснулось лишь определенных сегментов российского общества (в основном населения крупных городов) и российской экономики (ВПК, космос, АПК, коммуникации и пр.). При этом ряд проектов развития (ОЭЗ, госкорпорации) оказались не слишком продуктивными и до сих пор вызывают у специалистов серьезные нарекания.

Кроме того, для успешной реализации инновационной политики Владимиру Путину пришлось пойти на ряд уступок влиятельным элитным сообществам, что привело к определенному «размыванию» власти и де-факто к созданию властного «акционерного общества», где национальный лидер обладал не контрольным, а, скорее, блокирующим «пакетом акций».

Тем не менее, относительно благоприятная политическая, экономическая и геополитическая конъюнктура позволила российскому руководству в данный период достичь весьма впечатляющих показателей, которые, как показало время, серьезно озаботили «западных партнеров», которые с 2012 года начали активную игру на понижение в отношении Российской Федерации.

Соответственно, третий этап правления Владимира Путина можно охарактеризовать как период активной обороны в ответ на агрессию со стороны Запада. Особенно это касается периода 2014-2019 гг., когда США и их союзники пошли на беспрецедентные шаги – государственный переворот на Украине и введение жестких санкций в отношении России в нарушение всех правил международного экономического и торгового сотрудничества.

В свою очередь, на такое давление руководство РФ ответило реинтеграцией Крыма и поддержкой восставших республик Донбасса. При этом данный курс Владимира Путина получил единодушное одобрение российского общества, невзирая даже на серьезные социально-экономические перегрузки и снижение жизненного уровня населения.

Хотя опять же нельзя не отметить, что в настоящее время ситуация уже не выглядит столь угрожающей, как в 2014-2015 гг.

Тем не менее, до сих пор не удалось решить целый ряд стратегических задач развития страны. В частности, серьезную проблему создают коррупция и местничество, которые российской власти пока не удается решить ни «по-хорошему», ни «по-плохому», путами на ногах страны являются амбиции элитных групп и сообществ, которые ставят свои эгоистические интересы выше интересов государства, также можно отметить стремление «правящего класса» снизить влияние президента в политической системе и отсечь его от непосредственного взаимодействия с населением без элитных «посредников».